Из кризиса есть выход, но мы его не видим

В этой статье мы рассмотрим вопросы:
1.В чем причина кризиса?
2.Чем кризис начала XXI века отличается от всех прочих?
3.К чему стремится экономика сегодня?
4.В какую зависимость мы попали?
5.Кто сломал экономичекую систему?
6.Когда мы  выйдем из кризиса?
7.Какие шансы нам дает кризис?

 Кризис начала ХХI века  развился в результате длительного и повсеместного снижения отдачи от ресурсов, которые люди использовали для своего жизнеобеспечения.  Ежегодное падение отдачи от ресурсов в течение длительного времени подтачивало возможности будущего экономического роста.

Когда мы выйдем из кризиса

Каждый следующий год мы начинали с новыми ресурсами, а заканчивали его со все меньшей отдачей от них. Опять находили ресурсы и снова поступали с ними также. Так год за годом истощались возможности будущего экономического роста. Они становились тоньше папиросной бумаги. И вот будущее наступило. Оно пришло в виде кризиса.

Кризис кладет конец внесистемному контролю за использованием ресурсов.

Продолжительность кризиса, степень разрушительности его воздействия на экономический рост зависят от того, как быстро мы осознаем разницу между системным и внесистемным контролем за ростом отдачи от ресурсов, а осознав, начнем действовать.

Что такое «ресурс»

Ресурс – вещь коварная. Когда он есть, о нем не думаешь. Когда его нет, думать о нем бывает поздно. В переводе с французского языка слово «ресурс» означает возможность развития. Используя те или иные ресурсы, мы либо накапливаем возможности для будущего роста, либо теряем их.

Все зависит от меры нашего понимания, чего мы хотим от ресурсов: отдачи «здесь и сейчас» или отдачи «здесь и сейчас плюс возможность роста завтра».

Наше видение, чего мы хотим, влияет на отдачу. Чем видение полнее, тем большей отдачи мы способны добиться. Чем больше оно ограничено сиюминутными задачами, тем эфемернее становится завтрашний день.
Контроль за уровнем отдачи от ресурсов содержит в себе и контроль за развитием нашего видения, чего на самом деле мы можем добиться при использовании тех или иных ресурсов.

Системный контроль за отдачей от ресурсов отличается от внесистемного тем, что он контролирует оба полюса одновременно: и рост отдачи сегодня, и наше видение на завтра. Поэтому системный контроль не допускает снижения отдачи. Он имеет свои инструменты воздействия на разумность расходов. Внесистемный контроль не имеет таких инструментов. В его арсенале воздействия на издержки только такие радикальные инструменты как банкротство или кризис.

С какими ресурсами мы обычно имеем дело

Экономический рост всегда и везде опирается на  ресурсную базу. Она – разнообразна, в нее входят: ресурсы природы, ресурсы, добытые наукой, развитием техники, ресурс, накопленный в виде основных производственных фондов или технической базы производства, опыт хозяйствования, человеческие качества людей, интеллектуальный потенциал  предпринимателей, персонала, базовые компетенции владельцев предприятий и персонала, а также людей, не занятых непосредственно в экономической сфере, например, политиков, государственных деятелей, журналистов, врачей, юристов, педагогов, воспитателей  и многих других.

Всем, что  перечисленено выше, ресурсы общества не исчерпываются. В них еще надо включить ценности, которые в этом обществе господствуют, широту мировоозрения, особенности менталитета народа, его традиции, веру, его отношение к собственной стране, его отношение к труду, к частной инициативе, его способности ставить значимые цели и многое другое. Как видим, ресурсная база деятельности людей необычайно разнообразна и богата. Ресурсом является все, что существует как потенциал будущего роста, все, что открывает двери будущего.

От чего зависит использование ресурсов

Но наличие ресурсного потенциала еще не гарантирует процветания страны, обладающей большими или меньшими ресурсами развития. Япония, например, обделена природными ресурсами. Но сумела развить экономическую деятельность так, что ее результаты гораздо выше результатов многих других стран, хотя бы и имевших немалый стартовый капитал – природные ресурсы. Щвейцария тоже не Клондайк, но и она сумела развить свой исторический шанс так, что весь мир стремится хранить деньги в надежных швейцарских банках.

Умение применить ресурс с максимально возможной пользой во многом, очень во многом  зависит от уровня развития хозяйствования, от умения использовать ресурс по-хозяйски.  Даже в том случае, если ресурс  явился  в образе случайно выпавшего исторического шанса. Мы его увидели, увидели, что в нем есть зерно будущего роста, задействовали, значит, поступили по-хозяйски.

Использовать «по-хозяйски» означает умение  излечь из наличного ресурса будущие возможности развития. Ресурс всегда  направлен в будущее. Кто сегодня видит в ресурсе будущий результат, тот умеет взять из него скрытый в нем потенциал.  Есть система, которая либо способствует развитию такого видения, либо убивает его на корню. Это – система хозяйствования, которую вы применяете. Ее называют по-разному: хозяйствование, механизм хозяйствования, система хозяйствования, модель хозяйствования или Малая система, или просто система, которая делает деньги.  Ключевое слово – «хозяйствование». При встрече с ним будьте бдительны, ибо речь идет о посреднике между вами и вашим успехом.

Хорошая модель хозяйствования вводит в вашу голову всю картину действий: и текущую, и будущую. Плохая модель оставляет вашу голову в покое. Вы занимаетесь текущими задачами и теряете из виду перспективу.

 Иногда считают, что дело здесь – в голове. Конечно, без нее не обойтись. Но голова, чтобы мыслить, нуждается в информации. Вот здесь-то и срабатывает хозяйствование. Хорошее хозяйствование вводит информацию в голову, плохое – перекрывает ей доступ.

Экономика и есть механизм, побуждающий к эффективному хозяйствованию или наращиванию отдачи от ресурсов.

К чему экономика стремится сегодня?

На свете есть много понятий, которые не требуют специальных объяснений. Например, соль, хлеб, вода, отец, мать, мир и другие. Они на разных языках звучат по-разному, но имеют при этом  смысл, равно понятный всем.
Сегодня экономика стремится к тому, чтобы найти способ выразить  смысл своего существования на понятном для людей языке. В недавнем прошлом существовало, да и сейчас существует много  толкований экономического смысла, порою прямо противоположных друг другу. За разными смыслами стоят разные действия, как в басне И.А.Крылова: «Лебедь рвется в облака, рак пятится назад, а щука тянет в воду». Кто-то увидит в этом свободу и плюрализм мнений. Но в минуты чрезвычайной опасности плюрализм, как правило, уступает место единству действия.
Кризис требует от нас именно единства действий. А оно достигается не в результате дискуссий, не в результате компромиссов, пусть  даже разумных с чьей-то точки зрения. Единство действий производно от  единого понимания главной функции экономики. Такое понимание  позволяет сконцентрироваться на главном и создать единый вектор борьбы  с кризисом.

  Поэтому мы будем говорить о  главной функции экономической системы, максимально доступно раскрывая ее смысл.

В чем состоит главная функция экономики

Главная функция экономической системы, основной смысл ее существования состоит в том, чтобы побуждать участников экономической жизни  к росту отдачи от ресурсов, которыми располагает  общество, или который взялся использовать  предприниматель.

Экономика  не только объединяет ресурсы в реальной,  непосредственной деятельности. Она не складывает  «2 + 2», получая при этом «4». Она побуждает делать из них «5». Делать, вопреки арифметическому смыслу. У нее свой смысл. Она не  складывает элементы “H  и “O”. Она побуждает делать из них то, чего не было ни в «Н», ни в «О». Она требует, чтобы мы создали из двух вариантов третий, новое вещество  – «Н2О».

То есть экономическая система совершает нечто, гораздо большее, чем простое суммирование  ресурсов: она способствует увеличению отдачи от них. Если общество нашло какой-то ресурс и использует его в своей деятельности, то экономика требует, чтобы на место двух ресурсов мы создавали третий, как задел для будущего роста. Поэтому при здоровой экономической системе общество обучается видению новых возможностей.
Как это происходит?  Вы осуществляете какую-то деятельность. Включенные в процесс деятельности, вы начинаете замечать, что вот «Это» или «Другое»  вы можете делать иначе: быстрее, что-то и вовсе исключить, что-то делать параллельно и прочие моменты. Что при этом происходит? Вы начинаете видеть деятельность внутренним зрением, то есть вы начинаете ее мыслить. Деятельность  поселилась  внутри вашего мозга.

Как только это произошло, ресурс, который вы использовали, начал «расти», открывать вам свои потенции будущего. Здесь и появляются новые возможности, те,  которых не было до включения ресурсов в человеческую деятельность, а самой деятельности – в ваши мысли.

Можно годами, столетиями использовать ресурсы и не иметь будущего. Взял, съел, одел и точка. Экономика учит другому: взял, понял, изменил, добыл  новые возможности для экономического роста. Никто не запрещает при этом есть, одеваться, ездить и прочее. Делайте то, к чему привыкли, и ...еще чуть-чуть. Завтра надо будет больше. Готовьтесь к этому сегодня. Таков смысл ресурсов, которые плывут к нам в руки.

Раскрытие в деятельности новых возможностей  – это ключевой момент для понимания смысла экономической системы. А реализует свои задачи такая система через контроль за отдачей от ресурсов.

Возьмем, к примеру, производство вина из винограда. Исходный ресурс один: виноград. Он может быть выращен в одинаковых, самых благоприятных для него условиях. Но качество будущего напитка полностью зависит от тех, кто его производит. У кого более тонкие знания технологии, свои ноу-хау, условия технологических процессов, условия деятельности людей, занятых ВИНОделанием, традиции и масса других обстоятельств. Все это наросло в головах людей. Модель хозяйствования, которой они пользовались, обеспечила им накопление и развитие того опыта, который они проходили.

Эти люди раньше  других сообразили  вытащить из ресурса его потенциал, а не только грубую материю.  В конечном итоге, при продаже они выиграли: замеченный и реализованный потенцил превратился в деньги. Выигрывает всегда тот, кто сумел получить из наличного ресурса – винограда - вино наиболее высокого качества. Остальные потребили ресурс, но потенциала будущего роста из ресурса не взяли.

   Чему учит экономика

Со временем эта разница в хозяйствовании становится все заметнее. Дистанция между теми, кто видит потенциал будущего в ресурсах, и теми, кто его не замечает, становится все больше.

Параллельно развивается другой процесс: людей, обладающих видением потенциала будущего в ресурсах становится все меньше, а тех, кто не имеет такого видения  – все больше. Если сто человек наращивают отдачу от ресурсов, а миллион снижает отдачу, то в сумме отдача от ресурсов будет снижаться. Все вместе дружно придут к кризису.
Вот здесь и возникает вопрос: «Почему количество людей, обладающих видением будущего потенциала в любом ресурсе становится все меньше, а тех, кто не видит – все больше?»

Такой исторический финал есть результат внесистемного контроля за ростом отдачи от ресурсов. Сама практика контроля за отдачей, которую используют предприятия, носит внесистемный характер, она противоречит способу действий экономической системы. Причина этого заключается, в том, что вся модель хозяйствования, без которой не живет ни одно предприятие, имеет контроль за отдачей ресурсов, построенный на прошлых результатах. Такой контроль скрывает от владельцев предприятий самое главное – рост их способности видеть всю картину будущего экономического роста.

Контроль за ростом отдачи от ресурсов – это одновременно контроль за вашим будущим. Такой контроль может обеспечить только экономическая система. Если законы ее жизни нарушены вашей моделью хозяйствования, то она отключает такой контроль. И отдача начинает падать. Контроль за ростом отдачи от каждой единицы ресурсов – это главный смысл жизни экономической системы. Если мы лишаем ее этого смысла, она лишает нас будущего. Компромисса в этом вопросе нет и быть не может. Того, кто еще не готов в это поверить, убедит кризис.
В конечном итоге экономическая система учит нас бдительному отношению к тем моделям хозяйствования, который мы сами для себя создаем. Модель хозяйствования – это переводчик законов экономики на язык действий. Поэтому хозяйствование – меч обоюдоострый. Если мы понимаем, как оно действут на нас через отдачу от ресурсов, оно нас поддерживает. Не понимаем – топит.

Кризис зажигает сигнальную лампочку экономической системы: «Осторожно, хозяйствование!»

 Что может сломать экономическую систему

Экономическая система  ко всем относится одинаково. Она способна побуждать любого производителя достигать высокой отдачи от  любого ресурса, который мы решаемся использовать. Побуждает любого, кто готов отказаться от излишнего самомнения и вслушиваться в язык системы. Владение языком системы, как и владение языком страны, в которой вы собираетесь действовать, дает неоценимые преимущества.

 Долгие столетия экономика демонстрировала свои уникальные способности побуждать к росту отдачи от любого ресурса, которым вы захотели воспользоваться: хоть  воздухом, хоть  песком, не говоря уже о более серьезных ресурсах. Долголетие, равное истории существования человечества, говорит о том, что экономическая система обладала огромным запасом прочности.

Запас прочности  позволял ей влиять на людские страсти, слабости, неумения, неуемность желаний, жадность, агрессивность, лень, вредные привычки, в том числе привычку к бездействию, и прочее.  Со всем этим хаосом человеческим она справлялась. Экономическая история – это история роста потенциала человеческих возможностей, если они сосредоточены на  росте отдачи от ресурсов.

Кризис нарушил эволюционный ход мировой экономической истории. Суммарный эффект действий  ее участников задел жизненный нерв системы,  стал угрозой ее жизнедеятельности. Кризис - это  ответ системы на невозможность и далее выполнять свою главную функцию: побуждать к росту отдачи от каждой единицы ресурсов, вовлекаемых в деятельность. Наши модели хозяйствования работали не на подключение к экономической системе, а на дистанцирование от нее. Экономический контроль за деятельностью был отправлен на пенсию.

Внесистемный, хаотичный контроль довел до кризиса.

Что затягивает выход из кризиса

Мир искренне стремится выйти из кризиса. Но он не ставит вопрос «Какие законы экономики мы нарушили?» В основном, он ищет способы купировать следствия кризиса, не утруждаясь поиском его причин. Можно сказать, почему это происходит. Мир принял повод, в  котором кризис обнаружил факт своего существования, за его причину. Такая ошибка все глубже затягивает в трясину кризиса.

Чтобы из нее выбраться, надо концентрировать вопросы вокруг главного: снижения отдачи от ресурсов. Если не остановить  механизм падения отдачи, то впереди – беспросветная тьма: работай, не работай – проку не будет. Будет только хуже.

Чтобы хуже не стало, надо понять, как мы умудрились  включить механизм падения отдачи. Длительное снижение отдачи от ресурсов может произойти только в одном случае: когда  нарушен базовый закон функционирования экономической системы. Пока мы нарушали частные законы, она терпела. Когда мы затронули базовый закон, экономика «дала нам сдачи». Против миллионов маленьких механизмов хозяйствования, работающих на снижение отдачи, большой механизм экономической системы бессилен.

Работая в унисон, миллионы моделей хозяйствования создали мощный механизм торможения экономического роста.
Для экономики безразлично, нарушили ли мы ее  закон по незнанию или сделали это умышленно. Она «работает» с результатом: ростом или падением отдачи от ресурсов. В случае роста отдачи потенциал общества растет, в случае снижения отдачи он падает. Если падение потенциала роста  длится достаточно долго, то экономика  сначала «худеет», теряет темпы своего роста, а потом и вовсе теряет  иммунитет.  Она не может самостоятельно восстановить порядок своего функционирования, не может бороться с действиями, наносящими вред ее основной, жизненно важной функции.  Такой случай мы называем фундаментальным экономическим КРИЗИСОМ.

Кризис говорит о том, что потенциал роста общества в целом упал до критической отметки.

Чем отличается кризис начала XXI века от прочих

Кризис начала ХХI века имеет существенное отличие от всех предшествующих  кризисов, которые известны мировой истории. Это – первый мировой системный кризис. Его происхождение не зависит от общественного строя: капитализм, социализм и прочее. Он не зависит от степени интегрированности той или другой страны в мировое хозяйство. Он не зависит от национальных, географических, природных и прочих условий жизни различных стран, он не зависит от степени компетентности или некомпетентности правительства.  Системность кризиса производна от нарушения фундаментальной связи между самим ПРИНЦИПОМ жизни экономической системы и деятельностью в ней человека. Барьер между экономикой и человеком выстроили миллионы тех моделей хозяйствования, которыми пользуются люди.

В предшествующих кризисах, в том числе и кризисе 30-х годов ХХ столетия, названным Великой депрессией, можно было найти выход путем использования частных методов и частных инструментов. Например, в борьбе с массовой безработицей можно было организовать программу общественных работ: строить мосты, дороги, линии электропередач, очистные сооружения, электростанции и прочие объекты инфраструктуры.  Стоит такое строительство недешево. Финансируется из государственного бюджета. Зато создает немало рабочих мест. Начинает расти платежеспособный спрос. Готов спрос, готов и производитель с предложением.
Маховик экономики как бы прокручивается с помощью государственных инъекций, проходит  через «мертвую» точку и постепенно входит в свой рабочий режим.

Мировая экономическая история пережила десятки таких «инъекций». Были и случаи кровопускания – войны. Любой серьезный экономический кризис несет в себе потенцию войны, как хирургический способ выхода из кризиса. Но экономика – это живой организм. Если он болен, то периодическое «подлечивание» таблетками, уколами, операциями только загоняет болезнь все глубже, а не избавляет от нее. Постепенно болезнь добирается до корней системы: чем выше показатели роста, тем больше в него вовлечено ресурсов. При самом малом проценте потерь, чем больше в экономическую деятельность вовлечего ресурсов, тем больше эффект потерь. Дальше – торможение роста. Все, мы добрались до корней системы.

В таких случаях мы говорим о системном кризисе.

В чем проявляется системность кризиса

Крах в одном месте по системе связей охватывает весь мир. Мы бросаемся искать причину именно туда, откуда до нас дошел сигнал бедствия. Мы не видим всей обнажающейся картины разрушений. Здесь мы делаем первую ошибку.

В конкретном случае кризиса начала ХХI века  мир сосредоточился на сфере финансов. Мировая финансовая система больна, ее надо лечить. С этим фактом спорить невозможно: он очевиден. Но еще более очевидно другое: финансы не могли заболеть просто так. Они приняли на себя удар тех разрушений, которые давно и настойчиво подтачивали корни будущего экономического роста. Финансы взяли на себя болезнь системы.

Значит, здесь надо остановиться и подумать вот, о чем. Финансы экономики – это только средство, обслуживающее  внутренние связи  частей единого целого: движения товаров, услуг, денег, рабочей силы, знаний и много другого. Поэтому нарушение некоего принципиально важного для экономической жизни закона внутренних связей затянуло в кризис мировые финансы. Финансовый кризис – это следствие кризиса в других областях экономической жизни.
Финансовая сфера экономики вошла в кризис значительно позже других, кризис в которых был менее очевиден. Кризис  давно, из-под тишка разрастался в сфере управления производством, в сфере рыночного обмена, в сфере оценки деятельности персонала, в сфере подготовки специалистов, рабочих, в сфере науки, в социальной сфере. Модели хозяйствования искажали результаты деятельности и поэтому дезориентировали людей.

Бросаясь на оздоровление финансов, мы оставляем непотушенными очаги кризиса, действующие внутри системы. Очаги кризиса производят ежедневно миллионы моделей хозяйствования. Поэтому на этот раз частные меры борьбы с кризисом  не пройдут.

  Неслучайно кризис называют системным. За системностью стоит нарушение базового принципа причин и следствий. Тогда поведение отдельных частей системы становится для нее непредсказуемым. В этом случае отдельные части  системы теряют способность общаться друг с другом. В результате система идет вразнос. Именно эту картину демонстрирует кризис.

Под руины  нежданно, негаданно  рухнувшей экономики попали десятки государств, тысячи  и тысячи людей. Одни потеряли целые состояния, многие не выдержали и добровольно покинули этот суматошный мир, тысячам пришлось оставить  жилье и оказаться в палатках на улице, миллионы людей по всему миру потеряли работу без надежды найти ее в ближайшем будущем.

Нам придется понять, что системность кризиса – это не модные слова. Это наши действия, нарушившие фундаментальный закон жизни экономической системы. Поэтому в кризис, как в пропасть, падает такое огромное количество народа.

Кризис дает нам шанс

Но кризис – это не только крах экономики или финансов. Это - исторический шанс понять законы, которые позволяют экономической системе выполнять ее главную функцию. Кризис, разрушая отдельные части, выводит на поверхность алгоритм их соединения. Современный кризис дает людям шанс перестать вращаться по замкнутому кругу, вроде белки в колесе: кризис, подъем, опять кризис, опять подъем и так далее. 

Пока что он не проявил себя в полную силу  и мы имеем дело с чрезвычайно тяжелыми, но отдельными фактами. Это настраивает мысль на поиск мер борьбы именно с фактами. Отдельные факты легче поддаются анализу и решению. Создается ложное ощущение, что с кризисом можно справиться, действуя постепенно, убирая один факт за другим.

Но кризис отвечает на все наши действия обнажением  неполадок в самых разных областях. Хвост вытащил, нос увяз, нос вытащил, хвост увяз. Сначала кризис  нагнетает  неопределенность до уровня, который уже невозможно терпеть. Когда мы входим в невыносимые условия, мы начинаем думать. 

Сегодня в положении полной непредсказуемости будущего оказалась масса народа: люди разных соцальных положений, разных достатков, разных национальностей, в разных концах света. Кризис беспощадно выравнивает социальный статус людей и одновременно делает его невыносимым для них.

 Но чтобы бороться с врагом, надо, по меньшей мере, знать его уязвимые места. Пока что мы видим это преимущество на стороне кризиса, именно он наносит удары по всем, без исключения, уязвимым местам нашей жизни. 

Чем дальше идет время, тем  все более заметным становится  масштабность  и беспощадность  современного кризиса.Экономический  сбой в одном месте немедленно вызывает цепную реакцию катастроф в другом. Причем катастрофы не выбирают своих жертв по их рангу: они случаются и в личной жизни, и в бизнесе, и на уровне отдельных отраслей народного хозяйства, и на уровне государств.

Системность кризиса втягивает в него практически все сферы жизни общества. Поэтому нам рано или поздно придется  давать ему  такой же системный ответ: собраться с мыслями и УВИДЕТЬ, наконец, тот механизм, который годами выводил экономическую систему из строя.

В конечном итоге кризис учит нас системному мышлению.

Основной вопрос выхода из кризиса

Сама по себе любая система, в том числе и экономическая, обладает неисчерпаемым запасом прочности. Чтобы довести систему до сбоя вплоть до   ее полного выхода из строя, нужен постоянно действующий механизм, который целенаправленно бьет по  базовому принципу жизни системы. Бъет, чтобы сам принцип обнажился, чтобы его нельзя было не увидеть.   

Кризис начала ХХI века – это вызов человеческому интеллекту в целом. Чтобы интеллект не растекался  как кисель по блюдцу, надо вектор борьбы с кризисом  переориентировать с частностей на главное, его причину: нарушение главной функции системы, ее способности побуждать к росту отдачи от ресурсов. И тогда основным  вопросом станет не вопрос спасения чего-то или кого-то, а совсем другой: почему общество не замечало длительного  процесса снижения отдачи от используемых ресурсов?

Системный фундаментальный экономический кризис требует к себе уважительного подхода. При уважительном подходе  сначала надо разобраться со схемой  работы самой экономической системы и уже по  ней найти причину кризиса. Причем, в схеме нам надо найти  конкретный ответ на конкретный вопрос: почему экономическая система отключила свою функцию побуждения к росту отдачи от ресурсов и что надо сделать, чтобы она, функция побуждения, пришла в норму?  

Публикации

Латвийская фирма открыла формулу бизнеса
- Интервью газете "Бизнес&Балтия" от 6.08.2008 г.

Бизнесом управляют коды развития
Знаниям нет замены
- Статья опубликована в газете "Бизнес&Балтия" октябрь, 2007

Предпринимательство: какое оно есть и каким должно быть
- Интервью газете "Ракурс" от 9.05.2008 г.

Основная проблема, освещаемая в книге «Как выйти на устойчивое экономическое развитие»
Каждый ли может стать предпринимателем?

Интервью С.Григорьевой газете «Час», 4 августа 2006 года

Пять признаков устойчивости
Статья опубликована в газете «Бизнес&Балтия» в июле 2006 года


Причины и механизм преодоления кризиса


Copyright © 1991-2008 ASEG Consulting Ltd.